Водителю

Московские VIP-водители: Между нами и «хозяевами» холодная война
 
Мы решили выяснить, действительно ли VIP-водитель не имеет права голоса? Готов ли он нарушать правила по приказу начальства?
Фото: PHOTOXPRESS
После нашумевшего ДТП на Ленинском проспекте «Комсомолка» попыталась выяснить, готов ли персональный водитель гнать по встречке
Евгения СУПРЫЧЕВА — 05.04.2010

Вокруг громкого ДТП на Ленинском проспекте до сих пор не смолкают пересуды. Напомним, 25 февраля служебный «Мерседес» вице-президента «ЛУКОЙЛа» Анатолия Баркова столкнулся с «Ситроеном» Ольги Александриной (она и ее пассажир Вера Сидельникова погибли). В Интернете разгорелись споры.

- Водитель «Мерседеса» вырулил на встречку! - заявили одни. - Для начальников это норма.

- А самому водителю жить не хочется? - возразили другие. - Хотя... если босс приказал...

Вот и мы решили выяснить, действительно ли VIP-водитель не имеет права голоса? Готов ли он нарушать правила по приказу начальства?

НАРОДНЫХ ИЗБРАННИКОВ ВОЗЯТ ГАСТАРБАЙТЕРЫ?

Вообще VIP-водители бывают трех видов. Категория первая: думские шоферы, которые работают на так называемых разгонных авто. На таких ездят заурядные депутаты, которым личный водитель не положен. Разгонную машину вызывают на манер такси. Сейчас Госдуму обслуживает компания «СчетСпецТранс», которая выиграла тендер еще два года назад. С тех пор многие депутаты жалуются на водителей-камикадзе. Дескать, бьют машины, словно бокалы на свадьбе, без сожаления. Ни себя не берегут, ни пассажира. В салоне - грязь. И при этом еще и забастовки устраивают...

- Забастовку мы действительно проводили, - вспоминает ныне уволенный из «СчетСпецТранса» зачинщик бунта Сергей Якименко. - Потому как руководство пыталось понизить зарплату в три раза. А претензии депутатов к шоферам были вполне справедливы. Дело в том, что в качестве водителей одно время набирали в основном гастарбайтеров - украинцев, белорусов, молдаван. Они в машине и спали, и ели... И в аварии попадали. Помню, буквально за пару месяцев расколошматили более 40 авто (после этого гастарбайтеров стали брать не столь охотно). А машины били по многим причинам. Во-первых, нет опыта вождения по Москве. В городе ведь, как в воздушном бою, верти головой на 360 градусов. Во-вторых, среди гастарбайтеров полно наркоманов. Когда работал, мы на стоянке регулярно находили и ложечки для подогрева наркоты, и шприцы. А если человек наркоман, какая у него реакция? И, конечно, любят погонять.

- Чтобы понравиться пассажиру? - спрашиваю.

- Чтобы быстрее от него избавиться, - смеется Сергей. - Чем скорее высадишь, тем больше времени остается на калым. Например, говоришь диспетчеру, что вез человека в аэропорт два часа, а на самом деле домчал за 40 минут. Все остальное время работаешь на свой карман.

Так что рядовые думцы катаются с ветерком и зачастую помимо собственной воли. При этом разгонные водители нарушают рисково, но по мелочи. И то лишь в том случае, если самому приспичило.

Впрочем, в «СчетСпецТрансе» видят своих сотрудников совсем в другом свете.

- У нас работают только профессионалы, - уверяет меня менеджер клиентского отдела компании Андрей Лазарев. - Истории о гастарбайтерах, которые спят в машине, - ложь. Перед тем как мы выиграли тендер, нас проверяли, правильно? Значит, все в порядке и с шоферами, и с машинами.

Что касается машин, то разгонные авто - это, как правило, Skoda Octavia. А личные водители ездят на Audi A6.

У Госдумы паркуют в основном автомобили Audi, на которых ездят лидеры фракций, и Skoda - это авто для рядовых депутатов.
Фото: Мила СТРИЖ

 

ПОРОДНИСЬ С ШОФЕРОМ - И ВЕЗДЕ УСПЕЕШЬ

Вторая категория VIP-водителей - персональные шоферы. Они закреплены за конкретной машиной, а она, в свою очередь, - за конкретным депутатом. Верхушку

Госдумы обслуживает тот же «СчетСпецТранс». А вот к сотрудникам высших органов госвласти частных перевозчиков не подпускают. На протяжении многих лет «высоких чиновников» обслуживает гараж Управделами президента. Конечно, «Шкод» в таком гараже не найдешь. Но зато есть BMW-750 и Ford Mondeo. Что касается водителей, то в основном это шоферы старой закалки.

- Раньше в наш гараж было не попасть, - вспоминает персональный водитель одного из чиновников Василий Саликов. - А сейчас набирают прямо с улицы. Много бывших таксистов. Но молодежь приходит просто для того, чтобы получить престижную запись в трудовой книжке. А потом бегут к бизнесменам, ведь те больше платят. Текучка... Потому и расшаталась дисциплина.

Да уж. Костюмы на водителях порой помятые, ботинки не зеркалят. То ли дело раньше - ни одной пылинки. А все почему? Потому что ходить запрещали. То есть если въехал на территорию Кремля, то из машины ни ногой. Так и сиди все восемь часов: ни покурить, ни размяться. Для отправления малой нужды с собой должна быть специальная баночка. А теперь водители свободно слоняются между машинами и без конца курят. Но как-то с достоинством, степенно. Видно, что такими особо не покомандуешь. Можно попробовать, но если он упрется, то ничего не добьешься. Уволить личного водителя чиновник не может - нет полномочий. Может лишь пожаловаться начальнику гаража и попросить о замене. Но по большому счету получается менять шило на мыло. Все водители гаража требуют к себе трепетного и даже родственного отношения. Так уж повелось со времен Союза.

- Помню, когда я начинал работу в 1982 году, - продолжает Василий Саликов, - возил важную даму, замминистра СССР. Она мне сказала: «Запомни, персональный водитель - это тоже член семьи. Он много знает. Много видит. И от него много чего зависит». А раз водитель - член семьи, значит, может «по-родственному» попросить свою вторую высокопоставленную «семью» похлопотать за сына, чтобы в институт поступил. Или за племянника - никогда не откажут. Ну и ты, в свою очередь, не откажешь...

Короче, водилы с хозяевами жили дружно. Даже после распада Союза. Потому как чиновник 2000-х - это та же партийная верхушка, только под другим маринадом. Стало быть, и правила те же. Идиллия стала рушиться два года назад.

- Депутаты последнего созыва - это новая формация, - продолжает Саликов. - Они считают, что водитель - быдло. Можно на него плюнуть и растоптать. Можно наорать матом. Попросишь об одолжении - палец о палец не ударят!

ДЕПУТАТ «СТОИТ» ДО ПЯТИ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

Нынешние депутаты уверены, что водитель работает за зарплату. А для шоферов это большая новость.

- У них зарплата небольшая, - говорит бывший депутат Госдумы, а ныне председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. - В среднем 25 тысяч рублей в месяц. И так уж повелось, что личным водителям депутаты и чиновники обычно доплачивают. Кто из партийной кассы, кто из личных средств. То есть не так, что ты сейчас выйдешь на встречку - и получишь бонус. А по итогам месяца...

В общем, есть смысл рисковать - воздастся. Сейчас же водителям все чаще приходится «тонко намекать» своим хозяевам: дескать, «разобьемся, а у меня дети» или «права отнимут, считай, без работы останешься». Если пассажир делает вид, что не понимает, разгорается холодная война. Ты обо мне не волнуешься, я о тебе. Опаздываешь? Так надо было раньше выезжать. Грязная машина? В гараже забыли помыть. Работать в выходные? Рад бы, да КЗОТ не велит. Но принципы - это от безысходности. Каждый водитель мечтает о щедром хозяине.

- Какой у тебя будет шеф, решает начальник автоколонны, - говорит один из водителей, по имени Николай. - Можно его, конечно, попросить об одолжении. Мол, уйдет водитель какого-нибудь депутата Кукушкина, имей в виду, что я на очереди. Но такая услуга не бесплатна. Тарифы разные: за одного чиновника начальник колонны может запросить три тысячи долларов, а за другого и все пять!

Может, и так. А может, врут из зависти, что не достался желанный депутат. Но зато те, кому досталось хлебное место, держатся за него мертвой хваткой: надо нарушать - нарушаем.

- Допустим, босс опаздывает в аэропорт, - продолжает бывший персональный водитель Сергей Якименко. - И ради него задерживают рейс. Ясное дело, я буду гнать и по встречке, и на красный...

И при этом водилы не считают, что так уж и не правы.

- Ой, не смешите мои тапки! А обычные автолюбители не нарушают? - ехидно интересуется персональный водитель по имени Александр (мы с ним познакомились на парковке Госдумы). - Просто на нас все обращают внимание. Мигалки вас раздражают? Но у нас всего тысяча машин с мигалками. Для Москвы это капля в море, пропусти и езжай себе спокойно. Да и по разделительной мы гоним, только когда очень надо. Не ради забавы, не мальчишки же....

- Злоупотреблять своим положением глупо, - соглашается бывший депутат Госдумы, а ныне член партии «Справедливая Россия» Алексей Митрофанов. - Гаишники-то нас не останавливают, но бумаги пишут. Эти рапорты приходят по «месту работы». В моем случае это была Госдума. Приходит, значит, рапорт, ложится на стол спикеру Грызлову. И Грызлов читает с интересом, какие места на Рублевке я посещаю, с каких мест выезжаю. Это передавалось лидеру фракции Жириновскому, у которого я был раньше в подчинении. Тот тоже с увлечением это читал. И зачем это нужно?

- А Жириновский выговаривал вам или водителю?

- Он говорил со мной. Но, как правило, не уделял этому большого внимания.

То есть особой выволочки за беспредел депутаты могут не опасаться. Единственное, что их может остановить, - страх огласки. Впрочем, аргумент почти невесомый, журналистам тайные депеши от ГАИ не показывают. К сожалению. Что же касается депутатских водителей, то с ними, тоже все понятно. Нет премии - он стоит в пробках. Есть премия, но маловата, едет по разделительной. Премия его устраивает - летит по встречке.

ДТП на Ленинском проспекте расследуют уже более месяца.

 

КУПИЛ АБОНЕМЕНТ - И НАРУШАЙ

Третья категория блатных водителей - это персональные драйверы «первых лиц» компании. Есть штатные водители компании (именно такой вез вице-президента «ЛУКОЙЛа» Баркова), а есть личные. И те и другие послушны не в пример думским. К тому же на авто бизнесменов зачастую красуются спецномера: чем не повод полихачить? Впрочем, даже если номеров нет - это скорости не помеха. Система следующая.

- Если шеф порядочный, - говорит в прошлом личный водитель вице-президента «Норильского никеля» Александр Евдокимов, - то он все штрафы оплачивает. Когда мне выписывали крупные штрафы, начальство мне выдавало деньги, я ехал в ГАИ и платил. Вообще это все заранее оговаривается. Потому что это не моя прихоть, а прихоть шефа. Он за все и отвечает. Но бывают ситуации, когда гаишник упрется: забираю права - и все. Тут ничего не сделаешь, значит, права потерял.

- И фактически вы потеряли работу...

- Это от шефа зависит, - объясняет Евдокимов. - Если он человек нормальный, то оплатит простой. А как получишь права, снова возьмет на работу. Но бывает так, что сразу говорит: «Свободен». Так что нарушать надо с оглядкой.

- А VIP-водителей часто тормозят? - интересуюсь.

- Смотря какая трасса. Есть такие трассы, там просто разрешение вроде абонемента покупаешь. И тебя на них просто не ловят, хоть с какой скоростью езди.

Речь о так называемых правительственных трассах. Таких, как Кутузовский проспект, Ленинградка и еще порядка восьми дорожных артерий. Месячный «проездной» якобы обходится в пять тысяч долларов. Договариваться надо с начальником батальона. Тебя вносят в некий список «неприкасаемых», и можешь ни в чем себе не отказывать. Однако наш собеседник не смог подтвердить эти слухи никакими примерами.

- Плохо то, что у водителей статусных машин развивается нездоровая самоуверенность, - говорит Сергей Якименко. - Они теряют осторожность. Как в случае с водителем Баркова. Я думаю, он все-таки выехал на встречку.

Но не все водители поддерживают Якименко. Большинство выступают в защиту водителя Баркова.

- Профессионал - он потому и профессионал, что умеет нарушать без последствий, - так же уверенно заявляет Александр (знакомый водитель с парковки Госдумы). - Если видишь, что ситуация аварийная, - не суйся. Пассажир поймет: ему тоже жить охота. Так что, думаю, «Мерседес» не виноват. Ехал себе по разделительной... А все беды от женщин. Они, когда за рулем, совсем дурные. В одной руке телефон, в другой - помада, и катит со скоростью 120 километров в час. Так, наверное, и на Ленинском было.

Так выезжал водитель Баркова на встречку или нет? И если да, то по своей ли воле? На первый вопрос ответит следствие. Ответ на второй так и останется тайной.

ОФИЦИАЛЬНО

«Блатные» номера не спасут

- В январе 2010 года в Москве за нарушение Правил дорожного движения привлечены к ответственности 509 владельцев «непростых номеров», - сказал на недавнем брифинге глава столичного Управления ГИБДД Сергей Казанцев. - Ко мне лично или через очень важных посредников ежедневно обращаются 10 - 20 человек с просьбой выдать такие номера. Так вот, хочу предупредить, что сотрудники, уличенные в торговле блатными номерами, будут отныне привлекаться к административной ответственности. Что касается инспекторов, которые несут дежурство на дороге, - для них не существует неприкасаемых номеров. Все водители привлекаются к ответственности на общих основаниях.

Рис. Николая ВОРОНЦОВА.

 

ВОПРОС ДНЯ

Все чаще происходят ДТП с участием автомобилей высокопоставленных чиновников. Отсюда вопрос:

А вам на дорогах осложняют жизнь VIP-автомобили?

Виктор ПОХМЕЛКИН, лидер Движения автомобилистов России:

- Они возмущают мое чувство социальной справедливости! Машины со спецсигналами пару раз пытались меня согнать с полосы, но я уступаю только «Скорой помощи» и пожарным. Когда был депутатом, я имел право пользоваться привилегиями, но принципиально этого не делал. И, кстати, отсутствие спецсигналов не мешало приезжать мне на работу вовремя.

Павел АСТАХОВ, адвокат:

- Не мешают. Я перемещаюсь по городу, как Бэтмен, со скоростью мысли - куда задумаю, туда и доеду.

Мария АРБАТОВА, писательница:

- Конечно, мешают. В результате ДТП с таким VIP-автомобилем недавно погиб очень близкий мне человек - профессор Вера Михайловна Сидельникова, заслуженный врач России, у которой я рожала своих сыновей. Я была инициатором письма президенту, благодаря которому мы вывели эту трагедию в зону гласности. Поведения VIP-тусовки на дорогах аморально и скоро вызовет жесткий бунт людей, которые попадают с ними в аварии. Интернет постоянно транслирует истории их свинства на дорогах.

Вадим СМИРНОВ, бывший сотрудник ГИБДД Москвы:

- У всех VIPов есть документы, которые позволяют им нарушать. Еще есть предписания: мол, документ без права проверки сотрудниками милиции. Многие спецсигналы и блатные корочки по закону могут иметь только спецслужбы, а на деле они есть практически у всех «денежных мешков». Слышал, что весь «пакет» документов стоит от ста тысяч долларов. Чтобы избавиться от лишних проблем на дорогах и экономить время, люди приобретают такие бумаги.

Александр ДУГИН, политолог:

- Мне вообще на дороге мешают машины. У меня стойкое убеждение, что подавляющее большинство едут не туда. Люди тратят бензин, свое и чужое время, организуют гигантские пробки. И лишь одна сотая часть из них едут действительно по делу.

Николай ДОРОШИН, водитель клубного автобуса ФК «Спартак» (Москва):

- По нашим дорогам иногда и мигалки не помогут. Когда мы однажды едва не опоздали на матч Лиги чемпионов, нам не помогла пробиться на стадион сквозь пробку даже машина сопровождения ГИБДД.

Алла СУРИКОВА, режиссер:

- Не мигалки мне мешают, а хамство на дорогах, когда не дают проехать машине «Скорой помощи», когда перекрывают движение для проезда одного человека, а все остальные водители вынуждены стоять в пробке.

ПАЭС, читатель сайта KP.RU, Москва:

- Конечно! Причем так мешают, что мне хочется пересесть в эти автомобили!

© 2010-2016 Агентство нянь в Москве

Менеджер: (926)9076073

Отдел заявок: (916)1780011

Работа в Москве Каталог Поиск работы работа свежие вакансии